<a href="http://service01.3bb.ru"><img src="http://ifolder.com.ua/pg0jlfn3smzr.html "width="120" height="118" border=0></a> <a href=" http://service01.3bb.ru"><img src="http://img108.mytextgraphics.com/flamewordmaker/2009/07/21/e3f3a951c1d7e3d129cfd82ffd819597.gif" border="0" alt="http://www.flamewordmaker.com - flame text"></a>

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ НА МЕЖГОСУДАРСТВЕННЫЙ ФОРУМ СЛУЖБЫ 101. ВСЕГДА ВАМ РАДЫ !!! * *

--= СЛУЖБА 101 - наша служба !!! =--

Объявление


ПОЛИТИКИ НА ФОРУМЕ НЕТ !!!


Електронні петиції Президенту України

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » --= СЛУЖБА 101 - наша служба !!! =-- » Новости » Это интересно


Это интересно

Сообщений 61 страница 78 из 78

61

То же Военное обозрение.

Наблюдая то, как руководство на Украине пытается создать антимайданы, невольно понимаешь, что власть, будь она даже самая честная, всегда будет проигрывать креативному классу в организации, в подаче информации и «дружности» пиар-акции. А тут еще, как назло, низкий рейтинг доверия даже на юго-востоке страны. Эта короткая заметка не о том, как на Украине совпало недовольство народом власти с интересами либералов и националистов, и даже не о том, что либералы всегда монополизируют все виды протестов против власти, а о причинах неиссякаемого источника евроромантизма.

Еще в конце 2011 года российский политолог С. Кургинян начал бить тревогу о том, что в РФ (касается и Украины тоже) нет патриотической консервативной оппозиции к действующей власти. Иными словами, в стране нет гражданско-политического объединения, которое будет требовать от власти еще большей государственности, патриотичности, справедливости, плановости в экономики и консервативности в обществе. Ведь силовики, рабочие заводов, предприятий, и фабрик, а также люди бюджетной сферы не могут спокойно и в любое, пусть даже в свободное время от работы, сгруппироваться в виде флешмоба и креативной акции, чтобы засвидетельствовать свою позицию. Как правило, этим занимаются КПРФ и профсоюзы или по разнарядке неповоротливой бюрократической машины, т. е. власти. Отсюда и смешные комментарии либеральных журналистов на Украине. Так, например, после завершения очередного митинга в поддержку Януковича осталось много мусора и грязи, а «добрые» и креативные майданщики (евроинтеграторы) пришли на следующий день и помогли работникам ЖКХ убрать Мариинский парк возле парламента страны, тем самым показав, что они якобы сознательные граждане, в отличие от «совков». Но ведь и на майдане тоже много мусора и сломанных скамеек, которые стали частью баррикад, и горящие грязные бочки, и не только! Почему прямое линейное управление антимайданом видно от власти, а от евромайдана — нет? Только ли дело в доминировании либеральных СМИ? Либерал скажет с ходу: «Так ведь майдан — это гражданское движение снизу, это самостоятельный организм, а антимайдан — это просто сходка бюджетников под прессом власти!» Отчасти, конечно, он будет прав. Но только пусть объяснит, откуда хомячки, студенты и прочие гости из Западной Украины на протяжении стольких дней протестов знали, когда, куда и в какое время нужно подходить в разные места незнакомого центра Киева, чтобы заблокировать то или иное учреждение, где, по странному совпадению, рассматривались важные вопросы и ультиматумы оппозиции? Неужели в морозные зимние вечера майданщики прямо с планшетов заходили на архаичный, плохо обновляемый и неудобный сайт Верховной Рады, где смотрели, когда и какой комитет парламента заседает, чтобы потом потянуться туда и всё заблокировать? Нет! Это всё делали и координировали их тысячники, сотники, которые есть члены оппозиции и принимают приказы прямо из оппозиционного штаба. А потом это проецирует якобы штаб гражданской революции. Поэтому и выглядит красиво, ярко и вроде бы естественно и независимо. Ни один человек не начнет захватывать городскую столичную администрацию, если рядом с ним плечом к плечу и в том же спортивном домашнем костюме не будет депутата с корочкой «неприкосновенности» от оппозиции. Кроме того, участникам евромайдана оставляют право на свое «творчество», например, внести свое предложение об улучшении баррикад, зарисовки новых плакатов и даже участие в создании полевой кухни.

Но почему евромайдан привлекает не только предпринимателей и офисный планктон, но и бюджетников, порой и работников, и даже ветеранов-афганцев? Неужели только из-за того, что нет государственно-образующей патриотической оппозиции? Увы, но не только. И дело не только в отсутствии идеологии, и разности понимания Родины на западе и востоке Украины. Пока мы и наши дети учимся и живем в «розовом» мире, креативный класс будет доминировать, несмотря на свое меньшинство.

Миллионы людей на Украине и в России верят в сказки: «Правовое государство», «Рыночная экономика», «Демократия», «Западный мир».

Я вспоминаю свои студенческие «розовые посиделки» на дебатах и круглых столах института, где мы с преподавателями права дискутировали в открытом и креативном диалоге о том, мол, почему на Украине не удается построить гражданско-правовое общество и провести реформы по примеру Польши и других стран Восточной Европы. Все с умным видом и грамотными словами жаловались друг другу, что наша страна застряла в Совке, и придется ждать смены поколений. Но, черт побери, никто не рассказывал, что цена таких правовых реформ — это как минимум правовой диктат личной жизни, регламентация всех форм поведения в обществе, которые в ХХ веке регулировала этика и воспитание. Как пример тотальной демократии и тупой регламентации — это право на публичное мастурбирование, которое подтвердил высший суд Швеции и т.п. А о таком понятии, как ювенальная юстиция или гражданский донос, вообще на исторически-правовом факультете даже не упоминали. Естественно, преподаватели экономики с пеной у рта читали лекции о преимуществах западной экономики и о том, какие у них доступные кредиты с мизерными процентами. Но о существовании микрокредитов для погашения текущих кредитов, долгов и потребительских расходов нам не говорили. Как и не говорили о таком важном факте, что в западной цивилизации доминирует жильё в кредит, а отнюдь не приватное. Поэтому некоторые иностранцы делают круглые глаза, когда узнают, что их домработница с Украины имеет свой приватный двухэтажный добротный дом где-то на опушке леса в Западной Украине, а они, как её работодатели, только арендуют пусть и хороший, но одноэтажный дом в душном мегаполисе и платят кучу налогов, сборов, обязательных страховых взносов и экономят на электроэнергии. И когда я вижу отложенный на полку либеральный законопроект о реформе ЖКХ Украины, где прописано, что за большие долги и неуплату предлагается забирать в судебном порядке то самое жилье, и даже в отсутствие ответчика в суде, я понимаю, что по Совку скоро все заскучают и завоют! Представьте на секундочку, что вы живете в частном доме, который построил ваш отец или дед своими мозолистыми руками на деньги и в годы оккупации красными Советами. И вот к вам приходят судебные исполнители либеральной эпохи, и не просто отрезают коммуникации, как раньше, а выселяют!! Умный подумает, что будет лучше печкой топить хату и быть «незалежным», но путь спросит у греков, которые в кризис стали топить свои дома дровами и углем, как тут же на пороге их дома появились евроэкологи. Да, те самые евролюди, которые стоят на службе Евросоюза и тех самых правовых стандартов, что регулируют ваше поведение в отношении природы, а не суверенитета страны. Как видите, это вам даже не правовое регулирование шашлыка за забором или обязательные платные курсы по рыбалке, это право отобрать у вас жизнь, если вы не вписываетесь в колею прописанных юридических стандартов в силу рыночных обстоятельств! То, что частная собственность может изыматься, на Западе уже не новость, самый последний пример — Кипр. Но о таком на уроках в школе и на студенческих парах не расскажут, а выпустят на улицы еще больше евроромантиков и людей в розовых очках, которые будут потом штурмовать государственные органы власти с флагом Евросоюза на плечах или делать студенческую революцию на граните во имя прав и свобод, как мученики.

Почему в наших школьных учебниках пишут маразм о том, что 11 сентября 2001 года малограмотные талибы (союзники «Аль-Каиды»), находясь в пещерах средневекового Афганистана, спланировали и осуществили нападение на такую мощную постиндустриальную, информационную и военную сверхдержаву, как США?! Почему наши учебники и СМИ создают такую картинку, что как будто пираты Сомали дулами своих АК рисуют на песке план захвата очередного торгового судна в проливе, но оставляют за кадром спутниковые звонки в западные столицы, где там гарантируют отсутствие конвоя сопровождения у своих конкурентов?! Пока мы не будем говорить официально, открыто и прямо, хотя бы на уроках истории и права, что операции против Ирака и Ливии были открытыми экономическими интервенциями с целью захвата и контроля над ресурсами, мы будем видеть всё больше майданщиков на своих улицах. Почему мы такие честные перед собой в вопросах причин военных конфликтов в начале ХХ века, и такие политкорректные сейчас? Ведь ничего не изменилось! Мы живем, по сути, в плену учебников и новостей

0

62

На Донбассе отключили свет даже спасателямИсточник: http://censor.net.ua/n264957
Источник: http://censor.net.ua/n264957
http://censor.net.ua/news/264957/na_don … uem_rabotu

0

63

topwar.ru
Наука убеждать. Почему меньшинство правит большинством и как использовать это на благо страны
Сегодня, 09:19Распечатать
Буднично и неприметно в преддверии новогодних праздников Госдумой был принят сразу во втором и третьем чтениях законопроект о наказаниях за пропаганду сепаратизма. Он тут же вызвал глубокую тревогу у разнокалиберных правозащитников и наших зарубежных партнёров. Тем временем свежие исследования американских оборонщиков подтверждают целесообразность и необходимость подобных запретов.

Правозащитники обеспокоены

Законопроект о наказаниях за пропаганду сепаратизма был внесён в Госдуму депутатами от КПРФ в начале декабря и стремительно прошёл все три чтения. Согласно ему в Уголовный кодекс РФ включается статья 280.1 — «публичные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации». Такие действия будут караться штрафом до 300 тысяч рублей или в размере двухгодового дохода осуждённого, обязательными работами на срок до 300 часов или же сроком до трёх лет колонии. Если же такие призывы осуществлялись с помощью СМИ, то наказание может составлять до 480 часов обязательных работ или до 5 лет колонии. Теперь последнее слово за президентом, и если он закон утвердит, тот вступит в силу с 9 мая 2014 года.

Правозащитники взволнованы и гудят по блогам.

«Эксперты воспринимают эту законодательную инициативу с большой тревогой, прежде всего потому, что таким образом криминализируются любые, в том числе научные, дискуссии о региональной политике, об отделении либо присоединении территорий РФ и даже о корректировке границ. При этом использование СМИ и интернета авторы законопроекта рассматривают как отягчающее обстоятельство, и, например, публичное скептическое высказывание о правомерности принадлежности Курильских островов может трактоваться как «сомнение в территориальной целостности Российской Федерации» и влечь за собой наказание».

Волнуются они, безусловно, не о невозможности вести научные дискуссии, а о стремительно ускользающем от них монопольном праве на распоряжение человеческими умами через СМИ. Действительно, запрет пропаганды гомосексуализма, сепаратизма, ликвидация РИА «Новости», общее усиление патриотической риторики в интернете — всё это для них выглядит крайне тревожно.

Однако и некоторых нейтральных читателей может загрызть червь сомнений — не перегиб ли это, не будут ли теперь «слуги режима» врываться на интеллигентные московские кухни и карать за «научные дискуссии»? Может быть, не стоит так зажимать меньшинства, может быть, пускай они в своём микроскопическом кругу обсуждают, что им вздумается, а большинство всё равно равнодушно к их идеям и почитает за беззлобных чудаков?

Перейдём к результатам одного любопытного исследования американских учёных.

Наука убеждать

Политехнический институт Ренсселера по заказу министерства обороны США проводит изучение социальных сетей. По мере их бурного развития фактически уже можно говорить об отдельном направлении науки, представляющем большой интерес для любого государства, заботящегося о своей национальной безопасности. Одно из исследований института, заказанное Лабораторией сухопутных войск США, выявило любопытную закономерность — как только процент людей, твёрдо уверенных в правоте какого-либо убеждения, достигает 10, то их идея неизбежно принимается большинством.

В общих чертах мы знали это и без всяких исследований и многократно наблюдали на практике. Однако в данном случае наши предположения подтверждены данными научных изысканий, да и цифра 10% будет полезна нам для дальнейшего осмысления многих процессов в информационной среде.

Для демонстрации механизма давайте обратимся к свежему примеру информационного сопровождения предстоящей Олимпиады в Сочи.

Представим себе пользователя социальной сети умеренных (или вовсе никаких) политических взглядов. Изначально он относится к факту проведения Олимпиады нейтрально. С одной стороны, он рад появлению новых спортивных объектов в стране и росту её международного престижа, но с другой — опасается, что при подготовке мероприятия будет уворовано много бюджетных средств. В итоге эти соображения уравновешивают друг друга, и он остаётся на нейтральной позиции. Общественное мнение в целом пока также нейтрально.

Однако нейтральный пользователь случайно встречает другого пользователя, который неожиданно резко негативно отзывается об Олимпиаде. Свою позицию он аргументирует множеством фактов — от заявлений Бориса Немцова о масштабном воровстве на стройках до жутких историй о том, как «обвалилась крыша бобслейной трассы» или «хачи убились, спускаясь на ней за обедом». Качество фактов в данном случае не имеет значения. Имеет значение лишь степень фанатичной убеждённости персонажа.

У «нейтрального» появляются сомнения, и он, пытаясь разрешить их, обращается к другому пользователю. Если у другого пользователя мнение совпадают с «фанатиковым», то «нейтральный» меняет своё, дабы не оказываться оторванным от большинства. Истинность самого убеждения в данном случае не имеет значения.

Вероятность того, что «нейтральный» окажется обложенным «фанатиками», растёт по мере частоты и профессиональности «вбросов» и авторитетности источников, их распространяющих. Чем полнее соблюдаются эти условия, тем быстрее приближается точка невозврата, после которой общественное мнение меняется в сторону идей меньшинства. Напомним, что согласно исследованию американцев, этот порог составляет всего 10%.

Ещё один аспект, который мы наблюдаем регулярно, — это «самоподкармливание» переубеждённой публики. Обращённые в веру «фанатиков» пользователи начинают самостоятельно искать ей подтверждения и яростно их распространять, дабы опять не оказаться в меньшинстве. Отсюда в нашем случае возникают многочисленные смакования «погасших факелов» и ураганные репосты в стиле «смотрите, ещё один президент отказался посещать Олимпиаду».

Таким образом, подтверждается, что в замкнутых системах повлиять на общественное мнение не так уж сложно, как представляется на первый взгляд. Для этого нужны несколько специалистов, пул проплаченных «лидеров общественного мнения», и знания элементарных законов распространения информации. Плюс, конечно, деньги на массированную медиабомбёжку — но у наших оппонентов, рулящих российским медиаклассом как они хотят, такие средства несомненно есть.

Зачем исследования подобного рода потребовались американским военным, никакой не секрет. Авторы сами ссылаются на опыт Египта и Ливии:

«В этих странах диктаторы, бывшие у власти в течение десятилетий, были внезапно свергнуты всего за несколько недель».

Можно утверждать, что такому свержению помогла не только модерация общественного мнения, но и ракетно-бомбовые удары, хотя военная помощь была бы куда менее эффективной без информационной подготовки.

Нужны свои 10%

Вернёмся к нашим запретам на пропаганду всяких непотребств. С одной стороны, очень хорошо, что законодатели обратили наконец-то внимание на информационный фронт. Плохо, что только теперь.

С другой стороны, очевидно, что одними запретами нам не справиться. Более того, запреты, будучи не подкреплёнными контрпропагандой, нанесут больше вреда, чем пользы. Ведь сами по себе они способствуют насаждению в обществе мифа о «полицейском государстве, которое затыкает народу рты». Вот увидите, этот тренд будет преобладать в информационном пространстве следующего года.

Поэтому наряду с запретами необходимо вести свою собственную игру. Да, теми же методами, что и наши противники, ибо других на этом фронте не существует. Ведь «правило 10%» работает в любом направлении, независимо от того, кто и в каких целях его эксплуатирует.

Напоследок поделюсь личными наблюдениями за российским сегментом социальных сетей. За последние два года их «патриотический» сегмент вырос и укрепился, постепенно избавляясь от маргинального имиджа. По личным ощущениям, до заветных 10% нам ещё далеко, но мы движемся к этой планке довольно бодрыми темпами. В этом году почти каждый, зафрендивший меня в социальной сети, уже имел со мной от 1 до 15 общих друзей. Это значит, что наш круг ширится, мы сами находим друг друга для «самоподкармливания», а следовательно, неизбежно знакомим и «нейтральных» со своими идеями. И если мы останемся так же верны своим позициям, то они рано или поздно станут естественными и для широкой общественности. Согласно закону распространения

0

64

В США арестовали 80 пожарных и полицейских за мошенничество

Как пишет газета New York Times со ссылкой на документы суда, полицейские симулировали психические расстройства, мешающие их дальнейшей работе, при этом убеждая врачей, что причиной их состояния стало выполнение служебных обязанностей.

Признанные нетрудоспособными стражи порядка получали соцвыплаты в размере от 30 до 50 тысяч долларов в год. Среди арестованных во вторник утром 72 полицейских в отставке и 8 бывших пожарных, многие из которых принимали участие в ликвидации последствий терактов 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке, передает РИА Новости.

Всего же прокуратура предъявила обвинения 106 фигурантам дела, четверо из которых считаются организаторами аферы, предположительно, они обучали полицейских и пожарных, как обмануть врачей.

Как следует из документов, преступная схема работала на протяжении последних 26 лет, она позволила получить незаконные выплаты в общей сложности более чем тысяче человек. Как отмечает New York Times, в ближайшее время по этому делу могут быть арестованы еще порядка 50 человек.

http://news.rambler.ru/22999284/

0

65

politobzor.net.
Имя Джина Шарпа известно довольно узкому кругу посвященных. А жаль – он заслуживает гораздо большего. Потому что его вклад в историю последних десятилетий мировой истории сложно переоценить. Его пособия «От диктатуры к демократии» и «198 методов ненасильственных действий» стали инструкцией по свержению власти в ряде стран и библией для современных революционеров. Революция в Бирме в начале 1990-х, распад СССР, акции протеста в Таиланде, Тибете, Сербии, на Ближнем Востоке, череда «цветных революций» на постсоветском пространстве, – все они происходили с использованием технологий, разработанных Шарпом.

Его метод, таким образом, оказался удивительно эффективным и стал весьма неприятным сюрпризом для властей многих стран, склонных к тоталитаризму. По его рецептам были свергнуты режимы, которые казались незыблемыми, поскольку обладали мощной полицией, органами госбезопасности, армией и почти безраздельно господствовали на политическом и партийном поле. В таких условиях победа революционеров казалась магией.

В чем же заключается секрет этой «магии»?

«Мы пришли к вам с миром!»

Если говорить максимально коротко, суть рецептов Шарпа сводится к следующему. У власти есть полиция, секретные службы, дубинки, водометы, автоматы-пулеметы-пушки и прочий могучий арсенал силового подавления. Поэтому политическим оппонентам не стоит выбирать вооруженный мятеж или партизанское движение – в этом случае протестующие обречены на жестокое поражение, а диктатура укрепится еще больше. Нужно иное: выражаясь языком китайской военной стратегии, «сманить тигра с горы». То есть заманить противника на такое поле боя, где он будет уязвим. А «ахиллесова пята» власти, по Шарпу, заключается в том, что любой, даже самый могущественный режим черпает свою силу из большого количества обслуживающих его институтов и структур, а в конечном счете—людей, которые в них работают.  И если убедить этих людей отказаться выполнять свои служебные обязанности, режим не сможет функционировать и рухнет. Попросту говоря, основой успеха стратегии Шарпа является организация тотального саботажа, который он делит на политический, экономический и социальный.

Но как за очень короткий период склонить к этому необходимую для победы оппозиции критическую массу людей, ранее либо аполитичных, либо лояльных к власти? Разумеется, с помощью мощных методов психологического воздействия. Каких именно? На этот вопрос Шарп тоже дает исчерпывающий ответ.

Краеугольным камнем его стратегии является демонстративно мирный характер протестов. И это не случайно, ибо именно этот фактор дает протестующим базу для победы, реализуя сразу несколько важнейших задач.

Во-первых, он переводит ситуацию с поля боя силового противостояния, выгодного для власти, на поле боя, где все преимущества на стороне оппозиции. Защищающие власть структуры отлично готовы к репрессиям, арестам, силовым разгонам и даже вооруженным столкновениям и способны легко расправиться с протестующими. Но тут вступает в дело психологический фактор: в глазах широких масс человек, сразившийся с могучим противником – герой, но тот же самый человек, применивший свою силу против слабого и беззащитного – негодяй. Поэтому силовики, готовые вступить в схватку с самым свирепым и вооруженным до зубов врагом, теряются, сталкиваясь с улыбками, угощениями и поцелуями девушек- участниц протеста. Потому что их не учили поведению в такой ситуации, соответственно, у них нет четкой программы действий на этот случай.

Второй фактор, который обеспечивает демонстрация миролюбия – стремительный рост сторонников протестующих. Этот рост обусловлен несколькими причинами. Прежде всего, у абсолютного большинства людей есть четкий стереотип мышления «война – плохо, мир – хорошо». Соответственно, уже на этом этапе на подсознательном уровне симпатии людей оказываются на уровне протестующих, потому что они «мирные». А власти, соответственно, за войну. Поэтому вопрос выбора между оппозицией и властью для широких масс трансформируется в вопрос выбора между "Ты за войну или за мир?". Несложно догадаться, каким будет ответ.

Естественно, при этом любые силовые акции властей против оппозиционеров вызывают возмущение в социуме и прирост сторонников оппозиции. На руку протестующим играет тот факт, что большинство людей не сознают могущества технологий психологического влияния, они кажутся им мелкой шалостью. И если власть отвечает применением силы, многие воспринимают это как вопиющую несправедливость и жестокость с ее стороны. Таким образом, власть оказывается в капкане – весь ее могучий силовой потенциал не только оказываются бесполезным, но и приводит к росту числа противников. А это, в свою очередь, порождает растерянность в органах власти и силовых структурах, призванных бороться с протестующими. Так образуется спираль падения власти.

Третий важный фактор: абсолютное большинство людей отвергает яркие проявления агрессивности, поэтому даже поддержка вооруженного восстания, не говоря уже об участии, для них неприемлема. Одних сковывает страх, для других отвратительно насилие. Зато на призыв поучаствовать в «мирном» протесте они с готовностью откликнутся: нет ни риска, ни агрессивности, при этом чувство собственной значимости растет.

Разумеется, надо понимать, что вся эта демонстративная мирность акций протеста является всего лишь военной уловкой, стратагемой обмана противника. Доказать это легко и просто: ведь в результате всех этих мирных действий власть и распоряжение ресурсами переходит к организаторам протестов, а после их победы против побежденных проводятся репрессии. То есть результат аналогичен результату революции или вооруженного переворота – разве что отличается от них степенью применения репрессий. И неудивительно: ведь цель одна и та же – смена власти. Впрочем, и сам Шарп этого особо не скрывает: «Выбирать ненасильственные действия имеет смысл не просто потому, что это хорошо или приятно, а потому что это более эффективно, – заявил он в интервью Би-Би-Си. – …Нужно учиться действовать стратегически, а не просто делать что-то, что тебе нравится, от чего тебе становится приятно. Не заниматься символизмом, а думать по-военному, как Карл Клаузевиц!".

Однако большинство обывателей не осознают этих тонкостей и искренне принимают миролюбивый характер протеста за чистую монету. Искренне веря, они легко убеждают в этом своих знакомых и родственников, тем самым быстро мобилизуя под знамена протеста большое количество новых членов. С точки зрения китайской военной стратегии технологии Шарпа описаны стратагемой «Прячь кинжал за улыбкой».

Надо отметить, что Шарп не является изобретателем «ненасильственной борьбы». Технологию мирной революции эффективно реализовал Махатма Ганди. Ее же успешно использовали афроамериканцы для борьбы за свои права в 60-е годы: чернокожие приходили в места «только для белых» и отказывались уходить, при этом не проявляя агрессии. Полицейские увозили их в участок, однако место протестующих тут же занимали новые. В конце концов, полиция растерялась, не зная, что делать. Можно найти и немало других исторических примеров.

Заслуга Шарпа заключается в том, что он выписал четкий алгоритм и правила мирной революции с простотой инструкции для кухонного комбайна. Его «198 способов ненасильственного протеста» содержат широкий набор методик, включая «публичное обнажение» и «самосожжение». Многие, впервые прочитавшие этот список, наверняка будут изумлены: то, что они принимали за спонтанное выражение народных чувств, оказывается тщательно выписанной в методичке Шарпа технологией. «Живые цепи» от города к городу, блокирование админзданий, символическое зажигание свечей, цветные ленточки, бойкот производителей товаров, насмешки над официальными лицами – все это Джин Шарп описал, а его последователи реализовали в различных цветных революциях, самой яркой из которых можно считать «оранжевую».

На протяжении десятилетий технологии Шарпа работали безукоризненно, позволяя владеющим ими свергать власть в стране. Первый очевидный провал случился в России, в конце 2011 года. Тогда, выступая в Киеве на круглом столе политтехнологов, посвященным «белоленточной революции», я акцентировал внимание именно на этом факте как имеющем даже более важное – глобальное! —значение для мира, чем победа Путина над оппозицией.

Впрочем, один раз можно списать на случайность. Но тут уместно вспомнить, что помимо России революциеустойчивой оказалась и Беларусь. А после того, как эти технологии не дали ожидаемого результата и в сегодняшней Украине, можно говорить о тренде. Итак, почему технологии Шарпа начали давать сбой?

Ответ на этот вопрос начнем с России.

Антидот Путина  и коктейль Лукашенко

После украинской «оранжевой революции» в Кремле прекрасно понимали, что технологии «мирного переворота» очень скоро экспортируют в Россию, а поэтому активно начали готовится встретить их во всеоружии. Безусловно, большую роль сыграло то, что во главе страны стояли выходцы из КГБ, как никто другой понимающие суть революционных технологий уже в силу своего жизненного опыта и служебных обязанностей: КГБ и сам был докой по части организации революций и переворотов в других странах.

Можно выделить несколько главных направлений работы по нейтрализации технологий Шарпа в России. Прежде всего была подготовлена когорта «контрреволюционных бойцов», способных сражаться с революционерами на их традиционном поле силы – в психологической войне. Очевидно, что революционеры готовились использовать пирамидальную схему, верхушкой которой был интернет. Первыми объектами воздействия были пользователи сети, которые затем распространяли идеи в реале, таким образом привлекая новых сторонников и создавая основание пирамиды. Организаторы революции рассчитывали завоевать их беспрепятственно, поскольку в большинстве стран власти очень слабо контролируют интернет-сферу.

Однако в России их встретила целая армия интернет-бойцов, выступающая в защите власти не менее квалифицированно, чем оппозиционеры в нападении. Главным оружием в этой войне стало использование технологий психологического воздействия, и с этой точки зрения наблюдать за процессом было очень интересно.

Читая посты и блоги участников этой войны, можно было определить на чьей стороне они выступают, даже по технологиям, которые они использовали. Лингвистические модели революционеров коренились в основном в американских технологиях влияния, таких как эриксоновский гипноз, модели ассертивного поведения и т.п. Пропутинские силы чаще использовали технологии, основанные на работах Бехтерева, Ухтомского, Лурии и других, широко применявшиеся еще в советской пропаганде, но отнюдь не утратившие свою эффективность.

Фактически, эта сетевая война если не заблокировала, то существенно  ограничила распространение революционных идей. Завоевать ум обывателя несложно, если ты – единственный, кто его атакует. Но если представлена и другая точка зрения, это становится намного тяжелее. Даже если человек не выберет ни одной из точек зрения, это уже победа власти, ибо сохранивший нейтралитет бесполезен с точки зрения технологий Шарпа. 

Важным фактором стало то, что, свято следуя правилу «в шторм учиться плавать уже поздно», Россия начала контрреволюционную работу заранее. Ее пропаганда задолго до начала «революции белых ленточек» торпедировала факторы «народности» и «мирности» протестов, прямо называя их военной уловкой и указывая на то, что акции инспирированы Западом. Шла мощная идеологическая проработка с целью привить широкие массы от заражения идеями революционеров. Велась просветительская работа с молодежью, издавались книги, создавались специальные передачи и фильмы на ТВ… Очевидно, что целью этой масштабной кампании было формирование иммунитета к технологиям Шарпа у как можно большего количества россиян. Это не столь сложно, как может показаться на первый взгляд. Например, полицейским объясняли, что цветочки и поцелуи от революционерок– это всего лишь военная хитрость. И если революция победит, то целовать и кормить их больше никто не будет. Наоборот, они в лучшем случае останутся без работы, а в худшем подвергнутся репрессиям со стороны победителей, а их семьи будут голодать. Таким образом формировалась психологическая установка мета-уровня, блокирующая воздействие революционных психотехнологий. И эту схему несложно было применить и к другим технологиям Шарпа. Правда, это возможно только при наличии в стране достаточного количества квалифицированных специалистов в области психологической войны.

Фактически Путин сотоварищи выиграли, использовав в качестве объекта для атаки одну из основ Шарп-революции -- ее декларативную мирность. Они не «спустились с горы», не дали заманить себя на поле противника, а продолжили играть на своем. А на поле силового противостояния, как писал сам Шарп, власть всегда выигрывает.

Таким образом, Россия стала первой страной, где был разработан и реализован эффективный механизм нейтрализации технологий Шарпа. Но российский метод – отнюдь не единственный.

В Беларуси все вообще просто. Лукашенко действует исходя из стратагемы  «вытащить хворост из-под котла» – он без особых технологических изысков в зародыше давит каналы питания потенциальной революции: закрывает финансируемые из-за рубежа общественные организации и фонды, жестко пресекает даже лёгкие проявления протестов, контролирует интернет и высылает иностранных дипломатов при малейшем намеке на вмешательстве во внутренние дела. Костер без хвороста не горит, и приготовить революционный суп не удается. Коктейль из мощной пропаганды и репрессий – эффективный рецепт от любых революций, не только по технологиям Шарпа. Но эту стратегию вряд ли можно считать оптимальной, потому что за нее приходится платить частичной изоляцией страны от мирового сообщества. Еще один ее недостаток заключается в том, что она редко переживает своего создателя.

Но что же произошло в Украине? Как бы ни развивались события в нашей стране дальше, сегодня можно с уверенностью констатировать: в ноябре-декабре 2013-го технологии Шарпа применялись очень активно и широко, буквально гроздьями. Но ожидаемого эффекта не дали. Почему?

Мирные революционеры против мирных милиционеров

Если сравнить ситуацию с Россией, то она окажется кардинально иной. В Украине мало кто верил в возможность новой «цветной революции». Более того, и во властных, и в оппозиционных кругах сверхпопулярной была следующая идея: после того, как Майдан 2004-го не оправдал ожиданий его участников, Украина получила прививку и люди больше никогда выйдут на улицы. Абсолютное большинство власть предержащих было весьма далеко от понимания тонкостей стратегии Шарпа, ограничиваясь туманным убеждением в том, что «оранжевую революцию организовали американцы». Как оказалось, масс-медиа властью практически не контролировались (в первые дни даже ведущие каналы страны были на стороне революционеров), провластная пропаганда велась крайне неэффективно и спорадически. В Интернете – медиа, соцсетях и блогосфере – с абсолютным перевесом доминировала оппозиция. Большинство журналистов заангажированы оппозиционными СМИ. Уровень народного недовольства весьма высок, общество аккумулировало тонны негатива. Эффективная коммуникация между властью и народом практически не осуществлялась, рычаги формирования общественного мнения де-факто были сосредоточены в руках оппозиции и общественных активистов.

То есть в стране была практически идеальная ситуация для проведения «Шарп-революции». Более того, технологии Шарпа применялись с небывалой мощью и разнообразием. Информационная война велась грамотно и интенсивно. Пожалуй, сложно вспомнить примеры такого количества использования разнообразных технологий за столь короткий период времени. Описание этого арсенала заслуживает отдельной статьи, но самые нетерпеливые читатели могут заглянуть в книгу Шарпа и самостоятельно посчитать, сколько из 198 описанных методов ненасильственного воздействия применялись за месяц (!) существования Майдана 2013.

Казалось, власть обречена. И неожиданно все резко изменилось. Опустевший Майдан, разочарование людей, взаимные обвинения участников в соцсетях, оппозиционные лидеры за тренированными улыбками скрывают страх быть обвиненными в попытке госпереворота. Так что же произошло? Почему доказавшие свою эффективность технологии не сработали в Украине, абсолютно не готовой к психологической войне и отстающей в этих вопросах от таких стран, как США и Россия, на десятилетия?

Вспомним, как развивались события. Сначала мы наблюдали растерянность властей, сопровождаемую хаотическими попытками повлиять на ситуацию. Две непонятных робких попытки разогнать майдан привели к резкой стимуляции его роста. Затем власть избегала прямой коммуникации с протестующими, но в то же время фактически не препятствовала революционерам, лишь ограничив их доступ к главным зданиям власти. И, как ни странно, именно эта тактика и привела к постепенному угасанию Майдана 2013.

Если мы посмотрим внимательнее, то отчетливо увидим, что украинская власть – на мой взгляд, скорее интуитивно, чем осознанно –  использовала совершенно другую, отличную от российской  стратегию. Вместо силовых методов украинские власти зеркально применили технологии Шарпа, выведя на улицы милиционеров, но запретив им применять силу. В итоге сложилась ситуация, которой никогда раньше не было: мирные революционеры против мирных милиционеров.

Как подчеркивал сам Шарп, для реализации его технологий необходимы агрессивные действия власти против протестующих. «Чем жестче будет действовать режим, тем сильнее эффект бумеранга: всё больше людей будут отказывать ему в поддержке, будет слабеть его база…Это политическое джиу-джитсу. Я использую их же силу против них» –  утверждал сам Шарп. Но значит, верно и обратное: чем меньше режим применяет открытую агрессию к протестующим, тем менее эффективны технологии Шарпа. Организаторы протестов могут пытаться компенсировать недостаток агрессии со стороны власти с помощью инфовойны, но этого явно недостаточно для достижения  нужного им эффекта.

Фактически, сложилась патовая ситуация. С одной стороны, для захвата власти революционерам необходимо занять главные административные здания, но подступы к ним уже заполнены милиционерами, точно также, как майдан заполнен революционерами. Проявить насилие первыми революционеры не могут, потому что тогда исчезнет иллюзия миролюбия, и вся их стратегия пойдет прахом – они потеряют массовую поддержку. Ситуация со сносом памятника Ленину это ясно продемонстрировала – именно после нее количество сторонников протеста стало уменьшаться, а противников – расти.

В результате началось противостояние в самом буквальном смысле этого слова. На чьей стороне перевес в таком противостоянии? Правильно, отнюдь не у революционеров. Потому что милиционеры находятся на службе, физически и психологически подготовлены переносить неудобства. Им начисляется зарплата, от власти не требуется дополнительных затрат. Иное дело -- участники Майдана. Абсолютное большинство из них не готово долгое время переносить неудобства, потому что даже сильного духа и искренней веры для этого мало – нужны еще тренированные тело и нервная система. Содержание Майдана, как писали СМИ, обходится в миллион или два миллиона в день. К тому же милиционерам не нужно задумываться о смысле стояния – у них есть приказ, и этого достаточно.

А вот все большее количество людей на Майдане задается вопросом: "Зачем?". Ведь, как оказалось, власти они, мягко говоря, не особо мешают – она себе и дальше живет, как жила. Далее все развивается в соответствии с законами психологии. Растет ощущение нелепости и бессмысленности происходящего. Падает боевой запал. Агрессию вовне проявлять нельзя, поэтому они начинают проявлять ее по отношению друг к другу. Начинаются поиски провокаторов, конфликты между участниками, маргинализация Майдана. Соответственно, растет недовольство населения и уменьшается число сторонников протестующих. Возникает жестокое разочарование в лидерах и гнев по отношению к ним. Попытки эмоционально зажечь толпу больше не работают, начинается эмоциональное выгорание и неизбежная в этом случае депрессия. Акции и пикеты все чаще не воодушевляют, а раздражают людей, уставших от выматывающей неопределенности и хронического напряжения.

Оппозиция в такой ситуации не может перейти к агрессивным действиям, потому что именно мирность лежит в основе ее поддержки. Даже если представители экстремистских группировок попытаются осуществить «острые акции», общая масса их не поддержит. В итоге они наверняка будут тут же локализованы и нейтрализованы спецподразделениями милиции -- и все снова вернется к пассивному противостоянию.

В итоге протестующие оказались заложниками технологий Шарпа –теперь они работают против них. Это тоже самое джиу-джитсу, о котором говорил Шарп, только используемое властью против протестующих. Таким образом, украинская власть нашла свой, ненасильственный способ борьбы с ненасильственным методом Шарпа. В тактическом плане он доказал свою эффективность. В стратегическом – увидим.

Итак, на сегодняшний день существуют три стратегии, доказавших свою эффективность противодействия «цветным революциям» по технологиям Шарпа. Будут ли еще попытки "мирных революций"  в других странах? Появятся ли новые способы нейтрализации технологий Шарпа? Скорее всего, да. Однако уже сегодня с уверенностью можно утверждать: эти технологии перестают быть загадочными и теряют свою былую магию, а значит, постепенно уходят в небытие.

+1

66

Джозеф Овертон описал, как совершенно чуждые обществу идеи были подняты из помойного бака общественного презрения, отмыты и, в конце концов, законодательно закреплены.

Согласно Окну возможностей Овертона, для каждой идеи или проблемы в обществе существует т.н. окно возможностей. В пределах этого окна идею могут или не могут широко обсуждать, открыто поддерживать, пропагандировать, пытаться закрепить законодательно. Окно двигают, меняя тем самым веер возможностей, от стадии «немыслимое», то есть совершенно чуждое общественной морали, полностью отвергаемое до стадии «актуальная политика», то есть уже широко обсуждённое, принятое массовым сознанием и закреплённое в законах.

Это не промывание мозгов как таковое, а технологии более тонкие. Эффективными их делает последовательное, системное применение и незаметность для общества-жертвы самого факта воздействия.

Ниже я на примере разберу, как шаг за шагом общество начинает сперва обсуждать нечто неприемлемое, затем считать это уместным, а в конце концов смиряется с новым законом, закрепляющим и защищающим некогда немыслимое.

Возьмём для примера что-то совершенно невообразимое. Допустим, каннибализм, то есть идею легализовать право граждан на поедание друг друга. Достаточно жёсткий пример?

Но всем очевидно, что прямо сейчас (2014г.) нет возможности развернуть пропаганду каннибализма — общество встанет на дыбы. Такая ситуация означает, что проблема легализации каннибализма находится в нулевой стадии окна возможностей. Эта стадия, согласно теории Овертона, называется «Немыслимое». Смоделируем теперь, как это немысливое будет реализовано, пройдя все стадии окна возможностей.

ТЕХНОЛОГИЯ

Ещё раз повторю, Овертон описал ТЕХНОЛОГИЮ, которая позволяет легализовать абсолютно любую идею.

Обратите внимание! Он не концепцию предложил, не мысли свои сформулировал некоторым образом — он описал работающую технологию. То есть такую последовательность действий, исполнение которой неизменно приводит к желаемому результату. В качестве оружия для уничтожения человеческих сообществ такая технология может быть эффективнее термоядерного заряда.

КАК ЭТО СМЕЛО!

Тема каннибализма пока ещё отвратительна и совершенно не приемлема в обществе. Рассуждать на эту тему нежелательно ни в прессе, ни, тем более, в приличной компании. Пока это немыслимое, абсурдное, запретное явление. Соответственно, первое движение Окна Овертона — перевести тему каннибализма из области немыслимого в область радикального.

У нас ведь есть свобода слова.

Ну, так почему бы не поговорить о каннибализме?

Учёным вообще положено говорить обо всём подряд — для учёных нет запретных тем, им положено всё изучать. А раз такое дело, соберём этнологический симпозиум по теме «Экзотические обряды племён Полинезии». Обсудим на нём историю предмета, введём её в научный оборот и получим факт авторитетного высказывания о каннибализме.

Видите, о людоедстве, оказывается, можно предметно поговорить и как бы остаться в пределах научной респектабельности.

Окно Овертона уже двинулось. То есть уже обозначен пересмотр позиций. Тем самым обеспечен переход от непримиримо отрицательного отношения общества к отношению более позитивному.

Одновременно с околонаучной дискуссией непременно должно появиться какое-нибудь «Общество радикальных каннибалов». И пусть оно будет представлено лишь в интернете — радикальных каннибалов непременно заметят и процитируют во всех нужных СМИ.

Во-первых, это ещё один факт высказывания. А во-вторых, эпатирующие отморозки такого специального генезиса нужны для создания образа радикального пугала. Это будут «плохие каннибалы» в противовес другому пугалу — «фашистам, призывающим сжигать на кострах не таких, как они». Но о пугалах чуть ниже. Для начала достаточно публиковать рассказы о том, что думают про поедание человечины британские учёные и какие-нибудь радикальные отморозки иной природы.

Результат первого движения Окна Овертона: неприемлемая тема введена в оборот, табу десакрализовано, произошло разрушение однозначности проблемы — созданы «градации серого».

ПОЧЕМУ БЫ И НЕТ?

Следующим шагом Окно движется дальше и переводит тему каннибализма из радикальной области в область возможного.

На этой стадии продолжаем цитировать «учёных». Ведь нельзя же отворачиваться от знания? Про каннибализм. Любой, кто откажется это обсуждать, должен быть заклеймён как ханжа и лицемер.

Осуждая ханжество, обязательно нужно придумать каннибализму элегантное название. Чтобы не смели всякие фашисты навешивать на инакомыслящих ярлыки со словом на букву «Ка».

Внимание! Создание эвфемизма — это очень важный момент. Для легализации немыслимой идеи необходимо подменить её подлинное название.

Нет больше каннибализма.

Теперь это называется, например, антропофагия. Но и этот термин совсем скоро заменят ещё раз, признав и это определение оскорбительным.

Цель выдумывания новых названий — увести суть проблемы от её обозначения, оторвать форму слова от его содержания, лишить своих идеологических противников языка. Каннибализм превращается в антропофагию, а затем в антропофилию, подобно тому, как преступник меняет фамилии и паспорта.

Параллельно с игрой в имена происходит создание опорного прецедента — исторического, мифологического, актуального или просто выдуманного, но главное — легитимированного. Он будет найден или придуман как «доказательство» того, что антропофилия может быть в принципе узаконена.

«Помните легенду о самоотверженной матери, напоившей своей кровью умирающих от жажды детей?»

«А истории античных богов, поедавших вообще всех подряд — у римлян это было в порядке вещей!»

«Ну, а у более близких нам христиан, тем более, с антропофилией всё в полном порядке! Они до сих пор ритуально пьют кровь и едят плоть своего бога. Вы же не обвиняете в чём-то христианскую церковь? Да кто вы такие, чёрт вас побери?»

Главная задача вакханалии этого этапа — хотя бы частично вывести поедание людей из-под уголовного преследования. Хоть раз, хоть в какой-то исторический момент.

ТАК И НАДО

После того как предоставлен легитимирующий прецендент, появляется возможность двигать Окно Овертона с территории возможного в область рационального.

Это третий этап. На нём завершается дробление единой проблемы.

«Желание есть людей генетически заложено, это в природе человека»
«Иногда съесть человека необходимо, существуют непреодолимые обстоятельства»
«Есть люди, желающие чтобы их съели»
«Антропофилов спровоцировали!»
«Запретный плод всегда сладок»
«Свободный человек имеет право решать что ему есть»
«Не скрывайте информацию и пусть каждый поймёт, кто он — антропофил или антропофоб»
«А есть ли в антропофилии вред? Неизбежность его не доказана».

В общественном сознании искусственно создаётся «поле боя» за проблему. На крайних флангах размещают пугала — специальным образом появившихся радикальных сторонников и радикальных противников людоедства.

Реальных противников — то есть нормальных людей, не желающих оставаться безразличными к проблеме растабиурования людоедства — стараются упаковать вместе с пугалами и записать в радикальные ненавистники. Роль этих пугал — активно создавать образ сумасшедших психопатов — агрессивные, фашиствующие ненавистники антропофилии, призывающие жечь заживо людоедов, жидов, коммунистов и негров. Присутствие в СМИ обеспечивают всем перечисленным, кроме реальных противников легализации.

При таком раскладе сами т.н. антропофилы остаются как бы посередине между пугалами, на «территории разума», откуда со всем пафосом «здравомыслия и человечности» осуждают «фашистов всех мастей».

«Учёные» и журналисты на этом этапе доказывают, что человечество на протяжении всей своей истории время от времени поедало друг друга, и это нормально. Теперь тему антропофилии можно переводить из области рационального, в категорию популярного. Окно Овертона движется дальше.

В ХОРОШЕМ СМЫСЛЕ

Для популяризации темы каннибализма необходимо поддержать её поп-контентом, сопрягая с историческими и мифологическими личностями, а по возможности и с современными медиаперсонами.

Антропофилия массово проникает в новости и токшоу. Людей едят в кино широкого проката, в текстах песен и видеоклипах.

Один из приёмов популяризации называется «Оглянитесь по сторонам!»

«Разве вы не знали, что один известный композитор — того?.. антропофил.»

«А один всем известный польский сценарист — всю жизнь был антропофилом, его даже преследовали.»

«А сколько их по психушкам сидело! Сколько миллионов выслали, лишили гражданства!.. Кстати, как вам новый клип Леди Гаги «Eat me, baby»?

На этом этапе разрабатываемую тему выводят в ТОП и она начинает автономно самовоспроизводиться в массмедиа, шоубизнесе и политике.

Другой эффективный приём: суть проблемы активно забалтывают на уровне операторов информации (журналистов, ведущих телепередач, общественников и тд), отсекая от дискуссии специалистов.

Затем, в момент, когда уже всем стало скучно и обсуждение проблемы зашло в тупик, приходит специальным образом подобранный профессионал и говорит: «Господа, на самом деле всё совсем не так. И дело не в том, а вот в этом. И делать надо то-то и то-то» — и даёт тем временем весьма определённое направление, тенденциозность которого задана движением «Окна».

Для оправдания сторонников легализации используют очеловечивание преступников посредством создания им положительного образа через не сопряжённые с преступлением характеристики.

«Это же творческие люди. Ну, съел жену и что?»

«Они искренне любят своих жертв. Ест, значит любит!»

«У антропофилов повышенный IQ и в остальном они придерживаются строгой морали»

«Антропофилы сами жертвы, их жизнь заставила»

«Их так воспитали» и т.д.

Такого рода выкрутасы — соль популярных ток-шоу.

«Мы расскажем вам трагическую историю любви! Он хотел её съесть! А она лишь хотела быть съеденной! Кто мы, чтобы судить их? Быть может, это — любовь? Кто вы такие, чтобы вставать у любви на пути?!»

МЫ ЗДЕСЬ ВЛАСТЬ

К пятому этапу движения Окна Овертона переходят, когда тема разогрета до возможности перевести её из категории популярного в сферу актуальной политики.

Начинается подготовка законодательной базы. Лоббистские группировки во власти консолидируются и выходят из тени. Публикуются социологические опросы, якобы подтверждающие высокий процент сторонников легализации каннибализма. Политики начинают катать пробные шары публичных высказываний на тему законодательного закрепления этой темы. В общественное сознание вводят новую догму — «запрещение поедания людей запрещено».

Это фирменное блюдо либерализма — толерантность как запрет на табу, запрет на исправление и предупреждение губительных для общества отклонений.

Во время последнего этапа движения Окна из категории «популярное» в «актуальную политику» общество уже сломлено. Самая живая его часть ещё как-то будет сопротивляться законодательному закреплению не так давно ещё немыслимых вещей. Но в целом уже общество сломлено. Оно уже согласилось со своим поражением.

Приняты законы, изменены (разрушены) нормы человеческого существования, далее отголосками эта тема неизбежна докатится до школ и детских садов, а значит следующее поколение вырастет вообще без шанса на выживание. Так было с легализацией педерастии (теперь они требуют называть себя геями). Сейчас на наших глазах Европа легализует инцест и детскую эвтаназию.

КАК СЛОМАТЬ ТЕХНОЛОГИЮ

Описанное Овертоном Окно возможностей легче всего движется в толерантном обществе. В том обществе, у которого нет идеалов, и, как следствие, нет чёткого разделения добра и зла.

Вы хотите поговорить о том, что ваша мать — шлюха? Хотите напечатать об этом доклад в журнале? Спеть песню. Доказать в конце концов, что быть шлюхой — это нормально и даже необходимо? Это и есть описанная выше технология. Она опирается на вседозволенность.

Нет табу.

Нет ничего святого.

Нет сакральных понятий, само обсуждение которых запрещено, а их грязное обмусоливание — пресекается немедленно. Всего этого нет. А что есть?

Есть так называемая свобода слова, превращённая в свободу расчеловечивания. На наших глазах, одну за другой, снимают рамки, ограждавшие обществу бездны самоуничтожения. Теперь дорога туда открыта.

Ты думаешь, что в одиночку не сможешь ничего изменить?

Ты совершенно прав, в одиночку человек не может ни черта.

Но лично ты обязан оставаться человеком. А человек способен найти решение любой проблемы.

0

67

Маразм крепчал: Американский коп арестовал пожарного, когда тот помогал извлекать из автомобиля пострадавшего
Маразм, по-другому это назвать нельзя. Пожарные 4 февраля прибыли на вызов. Согласно предоставленным данным в результате сильного столкновения двух автомобилей, два водителя были зажаты в своих авто. Одна машина в результате инцидента перевернулась. Приехавший экипаж пожарной службы, поставили свой автомобиль так, чтобы если кто-либо не заметит инцидент, в первую очередь протаранит пожарный автомобиль с включенным проблесковым маячком, а не снесет пострадавших и пожарных как в кегельбане.

Вроде бы ничего такого, но приехали копы. И офицеру не понравилась, что пожарные поставили машину не по правилам (у обочины). Он бы еще попросил зажатого водителя перевернутой машины передвинуть свой авто поближе к обочине... Идиот. Да, он действовал по регламенту, но нельзя же быть таким кретином.

Чтобы успокоить офицера один пожарный добровольно сдался. Офицер отвез его в участок и составил протокол. Пожарный провел в камере 12 часов в полной экипировке, а теперь пожарные собираются подавать в суд на полицию. И американская общественность явно на их стороне. А водители были доставлены в больницу, их здоровью ничего не угрожает

По ссылке есть видео:
http://muz4in.net/news/marazm_krepchal_ … 2-06-35230

0

68

Не знаю даже как прокомментировать, нужна такая статья в газете и ли нет?
ГЭС – нож у горла Херсонской области
http://khersonline.net/novosti/politika … lasti.html

0

69

В Геническе военный из Житомира забыл боевое оружие в кафе
Сам себя умудрился обезоружить офицер украинской армии - «посеял» боевой пистолет в одном из кафе на Арабатской стрелке Генического района.

Капитан передислоцированной из Житомира на блокпосты Арабатской стрелки отдельной механизированной бригады ВСУ после службы решил отдохнуть в кафе на территории базы «Юность» у селе Стрелковое Генического района Херсонщины, пишут Херсонцы.

Там он по нужде отлучился в туалет, где снял и благополучно забыл портупею с кобурой, в которой был табельный пистолет Макарова, две обоймы и шестнадцать боевых патронов к нему. Только полчаса спустя основательно «отдохнувший» 33-летний офицер вспомнил о своем оружии, и возвратился в туалет.

Но оставшуюся там кобуру с «ПМ» к тому времени кто-то уже успел «прихватизировать». Теперь незадачливый «воин» просит милицию отыскать похитителей исчезнувшего пистолета.
http://khersonline.net/novosti/proisshe … -kafe.html

Отредактировано ППЧ (05-07-2014 21:50:21)

0

70

Это интересно!

Животные, о которых вы не знали:

http://www.adme.ru/illustration-and-pho … li-505305/

http://www.adme.ru/illustration-and-pho … li-569055/

0

71

Вопрос к Запорожским коллегам:
А там на АЭС сегодня или на днях  случайно ЧП не случались???  :question:

0

72

Всё как обычно. Лес не давно горел возле Энергодара, а так всё норм.

+1

73

Спасибо! Успокоил...

0

74

Бочковського судять, але зовсім не за те, за що показово затримували на Кабміні
Ср, 2017-06-21, 14:38

Екс-очільника ДСНС Сергія Бочковського та його заступника Василя Стоєцького, як их показово, під телекамери арештували на засіданні уряду у березні 2015 прямо, начебто за організовану ними корупційну схему закупівлі паливно-мастильних матеріалів, два роки по тому судять зовсім за інше. А пролунавші тоді на всю країнузвинувачен ня взагалі не потрапили до обвинувального акту.
Про це повідомляють «Наші гроші».  Так, під час засідання Шевченківського районного суду Києва, де 21 червня слухається справа Бочковського та Стоєцького, стало відомо, що питання прокурора, які він читав з листочка, були не по суті і не стосувалися справи. Також на суд не прийшов ніхто з потерпілих, хоча вони й були повідомлені належним чином.
До суду потрапило тільки два епізоди.
Перший – Бочковського та Стоєцького підозрюють в тому, що в 2014-15 роках вони вимагали гроші в очільників територіальних підрозділів з погрозою звільнення, а також, що Бочковський начебто вимагав собі земельну ділянку у підлеглого – очільника районного відділу ДСНС в Одеській області. Покази на екс-керівництво ДСНС дали екс-начальник ГУДСНС у Вінницькій обл Руслан Шевчук, екс–начальник ГУ ДСНС у Волинській обл Володимир Грушовінчук, заступник начальника ГУ ДСНС в Одещини Орест Фок.
Бочковський на суді заявив, що вже є свідки, які відмовляються від своїх показань.
Другий епізод, у якому підозрюють Бочковського – розтрата грошей під час закупівлі металошукачів у TOB «Грозберг Україна». Тоді за 15,6 млн грн закупили 176 шт металошукачів, зараз прокуратура говорить, що необхідності у такій великій партії замовлення не було. Ця закупівля начебто заподіяла державі матеріальної шкоди. Водночас два ключових епізоди до обвинувального акту не потрапили.
Перший – це закупівля паливо-мастильних матеріалів у ТОВ «ТПП «Альянс» та ТОВ «ЮКОЙЛ». У судовому реєстрі є інформація, що під час цієї закупівлі Бочковський та його спільники «заволоділи бюджетними коштами в розмірі 13,5 % від суми державних закупівель паливно-мастильних матеріалів, що складає понад 1,1 млн.грн». Однак по факту, підозрюваного по цьому епізоду немає – повідомив «Нашим грошам» адвокат Бочковського Ігор Федоренко. Хоча й зауважив що розслідування по цьому епізоду ще є, воно перевіряється.
Другий епізод, який не потрапив до суду – закупівля пожежних машин. У судовому реєстрі фігурує кримінальне провадження щодо Бочковського, коли ДП «МРЦ» використало бюджетні кошти з програми «Придбання поженої техніки та іншої спецтехніки вітчизняного виробництва» не за цільовим призначенням, оскільки були придбані 3 автомобілі Mitsubishi L 200 та переважна більшість комплектуючого обладнання виявилися іноземного виробництва.
– Уже їх нема, уже викликали нас на допит по тих «мітсубіші», – каже Бочковський. – Прийшла людина, яка давала покази, вона на одночасному допиті здулася. В обвинувальному акті цього епізоду не було.
Також екс-глава ДСНС повідомив, що правоохронці пропонували йому укласти угоду зі слідством, але він відмовився.
«Аргумент»
http://argumentua.com/novosti/bochkovsk … -na-kabm-n

0

75

Вован 4828 написал(а):

Бочковського судять, але зовсім не за те, за що показово затримували на Кабміні


Бесит эта ситуация. Если виноват - почему не сидит? Если не виноват - почему не сидит тот кто дал неправдивую информацию и почему Бочковский не восстановлен на должности?  :mad:

0

76

В суд передали дело чиновников ГСЧС, причастных к пожару на базе "БРСМ-Нафты"

17.07.2017 - 14:39

Чиновников обвиняют в служебной халатности, которая привела к пожару на нефтебазе
В Васильковский горрайонный суд Киевской области передали дело чиновников Госслужбы по чрезвычайным ситуациям, халатность которых стала одной из причин пожара на базе "БРСМ-Нафты" в 2015 году. Об этом говорится в сообщении на сайте Национальной полиции Украины.
Сообщается, что следователи завершили досудебное расследование в отношении одного из руководителей и служащего управления ГСЧС в Киевской области по факту служебной халатности, которая стала одной из причин пожара в Васильковском районе в 2015 году.
"Установлено, что одной из причин возникновения и распространения пожара стало ненадлежащее исполнение своих служебных обязанностей работниками ГУ ДСНС в Киевской области. Следователи выяснили, что их небрежность выразилась в ненадлежащем проведении проверок соблюдения требований законодательства в сфере пожарной и техногенной безопасности на нефтебазе ООО "Бытремстройматериалы" (БРСМ)", - говорится в сообщении.
Злоумышленникам инкриминируется совершение уголовного преступления по ч.2 ст.367 (служебная халатность) Уголовного кодекса Украины. Им грозит до пяти лет лишения свободы. Напомним, следствие относительно пожара на нефтебазе "БРСМ" было закончено в мае 2016 года.

ТЫЦЬ

https://www.rbc.ua/rus/news/sud-peredal … 91505.html

0

77

Вован 4828 написал(а):

ненадлежащее исполнение своих служебных обязанностей работниками ГУ ДСНС в Киевской области.

Лично я вижу три варианта:
1.Брали топливом для частей.
2.Брали себе.
3.Брали в ДСНС, а инспектора и носа туда не совали.
Впрочем, возможны комбинации первого и второго вариантов.

0

78

Шайтан написал(а):

3.Брали в ДСНС, а инспектора и носа туда не совали.


:cool:

0


Вы здесь » --= СЛУЖБА 101 - наша служба !!! =-- » Новости » Это интересно